2018 Сайт создан на Wix.com

© TigSys 1997

Елена Калитеевская

 

Супервизия практики. 

 

                                                                                     Когда клиент на сессии говорит, что у него нет энергии, времени или денег- первый вопрос терапевта-"На что ты их потратил?" Так выясняются ценности.

 

 

 Вначале мы с Александром Моховиковым начали специализацию  - "Оборотная сторона Луны или изнанка профессии".  Уже потом мы назвали ее "Супервизия практики". 

Придумали мы эту специализацию  - Александр Моховиков и я , Елена Калитеевская, в  2003 году.  

Так получилось, что идея авторская. А музыка народная... все эти блоки напряжения мы собирали от людей из разных групп. То, что волновало, напрягало, искало и не находило ответа. 

Каждая группа , каждая сессия это всегда была неизвестность. Что будет?  Какая тема? И хватит ли нам внимательности,  чувствительности, небезразличия, терпения , сил и любви работать с этим диким сопротивлением, с болью и агрессией, потому что наша профессия всегда сильно цепляет жизнь...  прямо за 

ее сердцевину. 

Эта специализация поднимает вопросы, о которых не очень принято говорить, ответы на которые не очень хочется осознавать, ту реальность, которая касается изнанки нашей профессии. Вопросы, с которыми сталкиваются все практикующие терапевты и на которые нет ответов, поскольку ответы изолированы стыдом. 

А они, эти вопросы , все равно встают и требуют поиска ответов. Наша специализация это  всегда Лаборатория  опыта.

Хорошо, когда в таком проекте участвуют  терапевты и тренеры, принадлежащие разным поколениям, развивавшие свою практику в разное время и  в разных условиях социального поля.

Вот уже скоро  2 года как нет Саши...

Но мы продолжим работу этой специализации. Я думаю, уверена, что он был бы рад этому и очень волновался бы как у нас все получится и желал бы нам удачи. 

Вот основные темы, которые удалось собрать за 12 лет нашей совместной работы с Сашей и за те 2 года, что его уже нет..

 

*Профессиональное поле Гештальт терапии как взаимосвязь 3 полей-теоретического поля, поля практики и поля сообщества

*Супервизия как основа культуры  профессионального сообщества

• СУПЕРВИЗИЯ ЧАСТНОЙ ПРАКТИКИ В ТЕРМИНАХ

ЖИЗНЕННОГО ПУТИ.

 *Экзистенциальное измерение супервизии.

• Как формируется и развивается  практика? 

• Экзистенциальный выбор психотерапевта. «Колея судьбы» и личная философия психотерапевта. Профессия - психотерапевт. Жизнь и судьба. 

• Как мы приходим в профессию и как мы в ней остаемся? 

Откуда мы приходим? Из каких социальных групп, из какой культуры?  И куда мы идём? Зачем? 

*Чем  мы занимаемся, называя это психотерапией? 

• Отношения психотерапии и жизни: цена и «изнанка» профессии.

*Психотерапия как пространство контролируемой близости, соблазны и одиночество. 

*Сопротивление профессии.

*Коммуникативная  перегрузка, синдром хронической усталости.  Во что мы вкладываем силы?  От чего так устаём? 

*Пограничная  ситуация в сообществе как нормальный  экзистенциальный вызов? 

• Профессиональное самосознание и психотерапевтическое мышление. Формирование психотерапевтического мировоззрения. Дуальность мышления и "многоправдье" как основа феноменологического мировоззрения. 

• Обучение психотерапии и жизнь в сообществе. Психотерапевт и профессиональное сообщество. «Слухи» и "Сплетни" в жизни психотерапевта.

*Иллюзии и реальность.

*Маргинальные структуры в сообществе. Изгойство. Длительное сотрудничество. Команды. 

*Кризисы учителей,  боль и благодарность,  цена этих переживаний. 

• Трансферентные процессы в сообществе. 

*Динамика профессиональных сообществ.  Свободный анархизм и токсический ресентимент.  Зависть, ревность и склонность в соперничеству. Помогают ли правила и интроекты ?  Стоит ли быть большим. Католиком, чем Папа Римский?

Эдипальные вызовы и как с ними  не бороться? 

*Диффузия профессиональной идентичности как этап становления в профессиональном поле. Как вырасти? Отношения ведущих и участников, отношения в сообществе терапевтов разных поколений, ресурсы и засады ко-терапии. 

*Зависть, признание и ревность в ко-терапии. 

*Двойные отношения. Феноменология психотерапевтической  любви и психотерапевтической дружбы. 

*Личное напряжение и профессиональная коммуникация. 

*Власть и «хорошая форма».  Вечная борьба личной силы  и хорошей формы

*Этика постмодернизма.  Саша  Моховиков  откопал понятие "хьюбрис" как основу этики постмодернизма,   подобие  интенции ид- ситуации,   в  простом изложении значит- к чему влечёт, то и этично.  Вопрос про эго- функцию как индивидуальную силу в поле.  Понятие надситуативной  активности(Вадим Петровский)

• Абстрактный гуманизм и «пионерская правда» Павлика Морозова.

• Отношения и убеждения: экзистенциальная боль психотерапевта. Ценности.  Ценностей много , а душа одна. 

*Целостность бытия и творческие ресурсы его несовершенства. Ресурсы расщепления.

• Усилие, насилие и бессилие – дилеммы развития

*Профессионализм как осознавание своих ограничений 

• Супервизия частной практики как ключ к личной философии  психотерапевта

 

Я хочу поделиться своими размышлениями, которые лежат в основе понимания супервизии практики. Они могут показаться кому-то слишком пространными  и не относящимися к техническим моментам супервизии. Однако, для меня они являются основой моей  философии, моей методологии, моего понимания сути процесса развития практики на конкретном социальном фоне.  Для меня также важны связь теории супервизии и теории гештальт терапии,  проявляющаяся в жизни конкретного терапевта, супервизора, ведущего  групп и программ.  В  его реальной практике .

Супервизия есть основа профессиональной культуры сообщества, развивающего психотерапевтическую практику.

 

Мы как Гештальт терапевты всегда работаем с вызовом  неопределённости. 

Сразу хочу сказать, что развитие практики в ситуации неопределенности и в пограничной ситуации в обществе это создание опоры, некой определённости в жизни клиента. 

Другой аспект этого же вопроса состоит  в том, что в эпоху неопределенности.  фигура неясна, цель непонятна, она проступает по мере того как мы сосредоточиваем наши  усилия вокруг  понимания динамики творческого процесса. И задача здесь состоит в том, чтобы отделить творческий процесс от не творческого.  

 

Для меня близки понятия творчества и игры.

Игра как творческий акт , как выход за пределы обыденного реагирования -  это попытка выразить дрожь души , пронзительную впечатленность конкретным моментом бытия и влюбленность в жизнь. Это поступок, ответ на вызов, обращенный к человеческой духовности. Вне  ясных правил, но в ожидании ответа..

Игра это  способ формирования и сохранения аутентичности в ситуации неопределенности.  

 

Игра  рассматривается мной  как творчество в процессе переживания темы   "неопределенность и отношения" в контексте современной реальности.  Переживание, энергия и эстетика переживания,  является   единицей опыта. 

Существуют  определения понятия игры в различных культурах и философских традициях.

Игра в данном контексте, в моих размышлениях понимается не как соревнование , и не как манипуляция. Игра  здесь не рассматривается и как освоение социальной роли.   Игра  это не обесценивание серьезных отношений, а скорее попытка обойтись с  избыточным напряжением.  Предлагается понимание  игры как процесса  поиска хорошей формы,  персонального уникального исследования.

Как только из практики исчезает элемент игры, пропадает драйв, исчезает желание жить и искать эту "хорошую форму". 

Игра  это способность сформировать и сохранять границу и свободу в отношениях. 

Игра есть необходимый  здоровый этап в развитии ребенка, создание "человеческого" в человеке. Ролло Мей писал, что человеческая свобода расположена в паузе между стимулом и реакцией.  Толерантность к неопределенности коррелирует с креативностью выбора. Аутентичность  понимается как качество человеческого присутствия и поступка, подлинность и  равенство самому себе. 

Способность к игре позволяет пережить серьезные вещи, напряжение в отношениях, разрядить различные страхи. Если при встрече с новым  страха больше, чем любопытства - мы используем клише, стереотипы, если любопытства больше, чем страха мы начинаем искать, включаем творческие механизмы приспособления. 

Игра предполагает риск быть честным в ситуации неопределенности, брать  и тянуть паузы, искать  творческое аутентичное решение,  сохранить любопытство и возбуждение, впечатленность и  желание рисковать, исследуя заряженные тревогой зоны, и , в конечном счете, восстановить безопасность в важном взаимодействии. 

Игра, хорошая и вдохновляющая, предполагает чувствительность к эстетике своего возбуждения, к гармонии возбуждения и саморегуляции и поддержку  аутентичности выбора.  

Музыкальной метафорой игры может быть джаз. То есть игра это гибкость и чувствительность к здоровому возбуждению в противовес морали, или игре " по нотам". Мораль включает сильный контроль возбуждения, делает жизнь правильной, но не очень интересной. Мораль не создает культуру. Культура рождается в игре. 

Личная этика больше поддерживает индивидуальный выбор при сильных экзистенциальных вызовах в ситуации неопределенности.  Эти вызовы современной реальности могут быть приняты только лично. Иначе нас сметет как " пыль истории".  

Этика это мои отношения с самой собой в моих отношениях с другими. Иными словами, совесть  есть регулятор не хуже, чем страх, вина и социальный стыд. Главное - сохранять самоуважение, чувствительность к свои границам и внимание и уважение к границам другого человека, что проявляется в риске честного присутствия и поступка и в свободе человеческого выбора.

Творческая игра это не рисование цветными карандашами, а способность "перебросить  свое сердце через забор" ( С. Шон). 

 

 

О чем я думаю, когда думаю о развитии практики? Да вот, думаю о том, как сохранить честь и достоинство в пограничной ситуации.  Поделюсь размышлениями   после анализа феноменов поля в групповой динамике . В группе средних размеров , 16-20 человек, отражаются все тенденции социального поля. 

Связность поколений как характеристика фона в нашем обществе на протяжении целого века нарушена, социальные опоры ослаблены. 

Группы это Лаборатория общества выступает  как феномен культуры обращения с аутентичностью и принадлежностью.  Диалог  есть феномен культуры понимания.  В группах есть возможность говорить с конкретными людьми, не в толпе, и не конкурируя идеями. Есть возможность заметить, что происходит с отношениями. 

В группах  обсуждают власть, предательство со стороны партнеров, рейдерские захваты, бессилие, юридическую незащищенность и т.д. Конечно, в разных контекстах разных жизней.

Ох, и еще хрупкость. Сложность чувств заложника. Ярость. Если мы что-то построили, вложили силы, это автоматически ценность. Но если растет вокруг этого количество неприятностей, то есть желание освободиться. Возникает  тогда злость к собственным ценностям. Сложно. Риск самообмана высок.

Аннигиляционная агрессия разлита в поле. Мы по любому становимся проводниками разрушений. Если есть злость к собственным ценностям, она очень плохо осознается. Если ты уже не хозяин той  реальности, которая непоправимо изменилась, привязанность к ценностям всё равно никуда не девается. Поэтому деструктивная часть начинает жить неосознанно. 

Каждый раз, когда я натягиваю старую картинку на изменившуюся реальность, она рвется. И я каждый раз испытываю боль.  И ярость , как все несправедливо. 

Есть только один выход- очнуться, понять что реальность изменилась, изменилась непоправимо, пойти на риск пережить это и понять, что аннигиляционная агрессия всё равно что-то обязательно разрушит. 

Но если я вижу реальность ясно и перестаю цепляться за старую картинку, то у меня появляется возможность выбирать- что именно я буду разрушать. У меня всё равно есть свобода выбора. Человек рожден с этой свободой. 

 

Если я цепляюсь за старую картинку реальности, не хочу осознавать ее изменения, то другие люди будут что-то разрушать в моей жизни по своему выбору. Это неизбежно, поскольку мы есть часть ситуации поля. Уж лучше самой выбрать, что именно я буду разрушать. Чтобы, с одной стороны, случайно и неосознанно не разрушить что-то крайне для меня важное и меня образующее. И с другой, не дать власть другим нарушать меня по своему усмотрению. 

Это как управляемый занос. Я выбираю, чем пожертвовать, чтобы сохранить главное. Но доступ к такому выбору не дается автоматически сам по себе. Условием его  является ясное осознавание, что прежнего мира уже нет.

 

Коллегиальность в сообществе это основа безопасности , основа того, чтобы начать искать хорошую форму.  Под коллегиальностью я имею в виду способность и возможность диалога. Диалога как способности выдержать несогласие, иную позицию, иную точку зрения, пережить конфликт. И остаться при этом в отношениях уважения . 

 

Эта статья посвящена супервизии практики как специальному методу супервизии  и экзистенциальному измерению супервизии. 

 

Мы убеждаемся в том, что мы психотерапевты, только тогда, когда у нас есть реальная  практика и когда мы можем показать свою работу в референтный группе наших коллег. 

 

Экзистенциальное  основание психологической практики есть сама  жизнь. А жизнь, как писал Марсель Пруст - это усилие во времени. 

Жизнь , содержащая экзистенциальный вызов быть, присутствовать и задаваться вопросами. Искать хорошую форму в ситуации неопределённости. Относиться к неопределённости с любопытством, развивая энергию  этого поиска.  Рождение Я это процесс и Я есть опыт исследования неопределённости.

Экзистенциальный подход есть базис,  основа всех серьёзных психотерапевтических практик. Мы все работаем с феноменом  бытия человека в мире. 

Ирвин Ялом  много пишет об этом в последнее время.  Противопоставление Гештальт терапии и экзистенциального подхода на мой взгляд просто нелепо.  Борьба слов.

Пример: я  более 25 лет занимаюсь Гештальт терапией  и приведу определение Гештальт терапии, которое мне нравится больше других. 

Гарри Йонтефф - Гештальт терапия есть экзистенциально-феноменологический метод, где вместо интерпретации мы используем опору на чувственное осознавание. 

Как ты создаёшь  этот свой опыт?  Давай посмотрим как именно ты это делаешь в нашем контакте прямо сейчас. Какова феноменолоческая реальность жизни философских идей? Как эти экзистенциальные данности проявляются в жизни данного конкретного человека? 

Психотерапия при этом есть попытка выйти за рамки идей в пространство опыта отношений и переживания  как единицы этого опыта. 

 

Есть противоречие философской антропологии и конкретной человеческой ситуации. Экзистенциализм предполагает отказ от заданной сущности.  Опору на  реализм, феноменологию и релятивизм.

Психотерапия это скорее люди, чем направления. Все , что написано о психологии, философии , психотерапии- все это писали люди , находящиеся в конкретных ситуациях и в конкретных отношениях в определённое время. Важен  контекст. 

Психическое здоровье я определяю как способность  человека выходить за пределы своей  физической, социальной и психологической детерминированности, выступая субъектом своей жизни в изменяющемся мире. 

Вокруг чего мы объединяемся, называя себя Психотерапевтами,  профессиональным  сообществом, как культурным феноменом? 

Диалог, поле, процесс? Актуальность, осознанность, ответственность? Феноменология, поле, диалог? И так далее... Много идей. 

 

Человек есть то, что он делает, это процесс, поток, формирующий поле взаимосвязанных факторов и отношений. И важно быть в хороших отношениях с самим собой. Быть сообразным себе. 

 

Человек это пауза между стимулом и реакцией (Ролло Мей)

Собственно я есть  то, как я проживаю эту паузу.  Замедление позволяет быть более чувствительными , больше присутствовать в ситуации. 

 

Что же главное? целостность, сообразность, конгруэнтность,  связность, ясность, актуальность, осознанность и ответственность и аутентичность?  Да, конечно...., но только через восстановление чувствительности в процессе поиска хорошей формы. 

Важно выйти за рамки идей. За рамки борьбы слов. 

Парадоксальная теория изменений , как бы попроще? . Чтобы куда-то попасть надо точно понимать, где находишься в данный момент. Энергия изменений зависит от силы впечатленности от обнаружения самого себя. Наткнуться на себя, очнуться и обалдеть от этого -  это  и есть awerness.

 

Претензия какой-либо идеи на исключительную правоту , конфликт  различных картин  мира  идей ведёт к борьбе за власть, и нередко,  к войне. Поэтому важно выйти за рамки идей в жизненный  феноменологический процесс. Если мы уходим от феномена в мир идей, обсуждающих этот феномен, то получим групповую динамику обсуждения вместо понимая  сути явления. 

 

Очень интересно, что на уровне идей сейчас наблюдается сближение различных школ и направлений психотерапии, чего не скажешь о жизни различных психотерапевтических сообществ. Психоаналитическое как обычно тяготеет к  власти и иерархии,  Гештальт сообщество похоже на деревню,  где каждый выращивает то, что может, экзистенциальное сообщество, которое только пытается себя обнаружить , характеризуется сильной обособленностью его членов и достаточно много  энергии вкладывает в обсуждение содержания идей . Сейчас интересны сообщества, где возможен плюрализм идей  и диалог  людей как культура несогласия в отношениях. 

 

Чувствительность к моменту присутствия, обнаружение себя и работа переживания в отношениях возможно только в диалоге.  Способность учитывать  себя и другого - обеспечивает динамический баланс идентичности и аутентичности. В диалоге есть доступ к переживаниям другого. 

Важно различать переживания и аффекты. 

Аффекты  это скопление энергии там, где чувствительность потеряна . 

Переживание же определяется  как акт присутствия, акт бытия , интеграция сознания, чувствительности и поступка как этического действия при конфликте мотивов.  Переживание это деятельность. 

Аутентичность в отношениях, уникальность и принадлежность. Это цель психотерапии. Это  работа, это требует усилия.  

Усилие как персональная сила  в поле, заряжённом различными силовыми линиями напряжения - это надситуативная активность (термин , введённый Вадимом Петровским)

Выбор  может быть определён и как осознавание перспективы возможного и выбор также можно определить как признание сущего - заметь то, что ты уже делаешь. 

Я есть то, во что я вкладываю силы.  Там где вложены силы - там и ценность. 

 

Гештальт терапия это

- философия  вопроса- неотступного  вопроса к самому себе как классической незавершенной ситуации, обеспечивающей поиск и развитие. 

Гештальт терапия это

-философия глагола как ключ к признанию своего способа действовать в этом мире( см анализ  собственных текстов), а также 

Гештальт терапия это

- философия поступка  как не- алиби - в бытии- (Бахтин)-  экзистенциальная основа психотерапии.

 

Человек всегда есть единство должного сущего и возможного. Мы откуда-то пришли,  нуждаемся в смыслах и желаем осознать перспективу и всегда встаёт вопрос как именно сейчас  в моей конкретной жизненной ситуации, где мне удалось очнуться и обнаружить себя , как мне найти силы продолжить этот путь.

 

Итак, супервизия практики.

 

Супервизия есть поддержка профессиональной идентичности терапевта в его терапевтических отношениях, сопровождение его в решении профессиональных проблем. Это возможность для терапевта  взглянуть на его терапевтическую работу вместе с другим терапевтом( супервизором), что открывает большую глубину и широту взгляда, выводит из тупика. 

Существуют различные формы супервизии: супервизионное консультирование, дидактическая супервизия, динамическая супервизия долговременной работы с клиентом, терапевтическая супервизия и т.д.

Супервизия практики как ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ измерение супервизии  это супервизия практики в целом, а не разбор отдельного случая.

 За практикой каждого терапевта стоит его жизненный путь и конкретная личная ситуация, отношения с коллегами, учителями, детский опыт понимания мира,  личный опыт близости,  опыт переживания неудач, дуальность идентичности, предыдущая профессия, содержащая определенную картинку человека. Это очень интимная тема- супервизия практики как ключ к пониманию личной философии практикующего терапевта.

 

Психотерапия это всегда индивидуальный проект. 

Психотерапевтическая практика требует личного присутствия. 

Психотерапия это люди, а не направления. Важна личная боль терапевта в ответ на вызовы реальности. Его личные шрамы, с помощью которых он только и может работать, понимая другого.   Присутствовать и задаваться вопросами. 

 

Что такое психотерапия?  Кто такой психотерапевт и что он делает в мире людей? Как я пришёл в эту профессию?  Почему остался? Что такое моя психотерапия?  Зачем я пришёл в эту профессию и что я в ней делаю?   В чем нуждаются люди, которые приходят в терапию ? Что я могу дать другому человеку? Что при этом происходит с моей жизнью? Что я делаю, называя это психотерапией?  И когда я это делаю, как это воспринимают мои коллеги и клиенты?    Что со мной происходит, когда порой мне хочется бросить все это и жить " нормальной" жизнью? 

Мой ли это путь?   Может я потерял дорогу? Являюсь ли я предателем, если нарушаю семейные  традиции?  Кто мои учителя? Как я отношусь к их философии психотерапии? 

Кто я ? Откуда  я пришёл? Куда я иду? Где мне найти силы и поддержку?  О чем моя самая большая тревога? И как мне быть с тем, что все ответы только во мне, в моем сердце?   

 

Очень важен конкретный социальный фон. 

Думаю, с болью,  что Саша Моховиков, будучи психиатром, врачом, сохранил медицинское мышление и игнорировал себя как часть ситуации поля. Стал скалой, о которую разбивались страдания. И погиб...

Парадоксально, но для того чтобы работать мне приходится сталкиваться со всеми экзистенциальными вызовами и экзистенциальными данностями в более острой форме чем мои клиенты. 

Это относится к цене профессии:  это одиночество, тоска, бессилие перед игнорированием меня моими клиентами, которым удобнее опираться на созданный ими мой образ. 

Это невыносимо  высокая чувствительность, необходимость усилия противостоять аффектам, сохраняя самоуважение и профессиональную позицию, этический выбор, принятие своих ограничений.  Необходимость постоянно разделять  свою профессиональную философию и  свою личную драму.   Относиться с юмором к своей неизбежной профессиональной деформации.  Принимать  периодически возникающее переживание изгойства как плату за избыточный романтизм. Прощание с иллюзиями. 

Все  мои прекрасные идеи это  по большей части романтизм, не выдерживающий встречи с реальностью. 

Живи и смотри , жизнь все показывает.  Самое главное, чтобы в мозгу не испортился светофор. 

Если перестать держать усилие, избегать этического ответа  в пограничной ситуации - легко включиться в бытовое  пограничное отреагирование.  Что этому может противостоять? Немногое- аутентичность- не врать себе,  не сбегать из собственной жизни,  оставаться,  принять несовершенство мира и свои ограничения и ещё  очень большая печаль. Вот все.

"Я должен умереть, я обречён на страдание, я я вынужден бороться, я подвержен случаю и я все равно окажусь виновным."-Карл Ясперс. 

 

Супервизия практики это супервизия профессионального пути терапевта. Это попытка обнаружить "ловушки", в которые мы все порой попадаем и найти ресурсы выхода в ткани жизненного процесса и опыта. Это попытка найти и признать вопросы, которые возникают у терапевта к самому себе и пройти сквозь боль и стыд вместе. 

 

Психотерапия это всегда постдипломное образование. Психотерапевты вырастают из психологов, медиков, социологов, учителей, художников , а иногда они приходят в терапию  из совсем других профессий, таких как экономика, юриспруденция, строительство и т.д. в результате кризиса, потери  жизненных ориентиров, меняя полностью свою профессиональную идентичность.  

И тогда возникает вопрос- Что мне делать с моей предыдущей идентичностью?  Как мне найти место в этом профессиональном сообществе?

Философия есть искусство задаваться вопросами.  Каждый человек имеет свою личную философию, каждая профессия имеет свою "картинку" человек, свою антропологию.

Психотерапевты, пришедшие из медицины, продолжают немного "лечить", педагоги продолжат "учить", менеджеры продолжают "управлять", люди искусства поддерживают экспрессию, дизайнеры - проектировать и т.д. Психологи все пытаются "оседлать" психику и тело  в соответствии с бихевиоральной  традицией и опорой на развитие социальной мотивации. 

Таким образом,  мы всегда сталкиваемся с "дуальностью " терапевтической идентичности. 

Все взгляды на психотерапию  и все теории психотерапии были описаны конкретными людьми. 

Именно поэтому я всегда говорю,  повторяю, что психотерапия это скорее люди, чем  направления.  Люди, формировавшие свои взгляды в различные моменты своей жизни, меняющие их, порой, что, конечно, крайне неудобно)

Психотерапевты развивают свои идеи , находясь в отношениях  с разными людьми - друзьями, родственниками, коллегами, учителями.

 

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ измерение супервизии это путь к осознавание своей личной философии.

Личная философия терапевта не сводится к набору его "верований" и не есть сумма интроектов.  Это скорее осознавание  реальных способов осуществления своих интересов.  И это очень не просто осознавать.  Это про выбор. Бессмысленно спрашивать человека- Во что ты веришь?  Или - Каковы твои профессиональные ценности?  Гораздо важнее то, что этот человек  реально делает.  И очень трудно это заметить и признать. 

 

Личная философия практикующего терапевта зависит от массы факторов и формируется в течение всей жизни.

Она зависит от философии семьи и различных социальных и культурных групп , от философии учителей терапии, руководителей обучающих программ и от их способов проживать свои  личные и профессиональные кризисы. И это во многом причина, по которой мы приглашаем в обучающие программы разных тренеров и терапевтов и с их разной философией практики  и жизни.  Это улучшает качество "сборки".  

Все эти разные люди, учителя и руководители проектов - они как точки в пространстве, образующие фигуру. И можно не идентифицироваться с "точкой", а найти себе место в  пространстве фигуры сообщества. 

 

Философия терапевта всегда развивается в конкретное время в конкретных социально- политических условиях,  в конкретном профессиональном сообществе и  также зависит и  от  их динамики. Попытка найти своё место в сообществе  всегда предполагает соотнесение своих личных ценностей и ценностей сообщества и  сохранение  баланса идентичности и аутентичности. 

Сейчас в обществе наблюдается кризис доверия. И вызов"быть', " присутствовать" , найти "свою хорошую форму"  обращён к каждому человеку лично. 

Важно, чтобы терапевт осознавал свою личную философию. Иначе можно  легко оказаться  проводником чужих идей.

Личная философия терапевта это всегда его этический ответ в конкретной ситуации. При этом личная философия может жить только в диалоге , поскольку природа этики трансцендентна.

 

Экзистенциальный фокус супервизии предполагает обращение к  деталям личной истории. 

И тогда возникает вопрос- Чем эта супервизия отличается от терапии?

Мой ответ такой- мы стараемся сохранять фокусировку на профессиональной ситуации и на влиянии  жизненных обстоятельств на развитие практики.

 

Обычно супервизия практики  как блок экзистенциального консультирования включает от 2  до 5 сессий, раз в неделю   Или раз в две недели в течение от одного до двух месяцев.  Время от времени эта работа может повторяться в зависимости от запроса терапевта. 

Эта работа включена в часть базовых программ подготовки гештальт терапевтов на 2 и на 3 ступени обучения программы Московского Гештальт Института.  Это помогает нашим студентам определиться в том, какой подход в психотерапии им ближе и решить вопрос, стоит ли вкладывать свои силы в эту профессию.

 

Последние 5 лет мы проводим супервизорской интенсив, собирающий и поддерживающий участников разных регионов и разных стран.  Супервизия практики является основным фокусом работы этого интенсива. 

 

В каждый момент личная философия практикующего терапевта есть динамическая система соотнесения социокультурный антропологии, текущей феноменологии и теории. 

 

Представьте себе треугольник. 

Человек есть точка интеграции своего прошлого, настоящего и будущего в каждый момент жизни.

 

В то же время человек всегда есть единство 3 основных вопросов: Кем я должен быть? Кто я  есть? И Кем я могу быть? 

 

Терапевт может понять свою философию через 3 фундаментальных вопроса:

1 вопрос - Что случилось со мной в моей жизни? Как это происходит?  Здесь и теперь.  Этот вопрос относится к феноменологии.

2 вопрос- Почему это произошло?  Этот вопрос отсылает нас к социальной антропологии, к нашим корням и к социальным группам, откуда мы родом.

3 вопрос- Зачем все это происходит?  Этот вопрос относится к поиску смысла происходящего и к осознаванию перспективы возможного. 

Если коротко: 

Откуда я пришёл? 

Как я создаю свою жизнь в данный момент? 

Куда я иду? 

 

Ответ, в конечном счёте, как этический отклик и как поступок может быть найден только в диалоге с другим человеком.  Рассуждения не сильно помогают. Только поступок как поведенческий акт и как этическое решение может освободить от напряжения и дать толчок к творчеству. 

Таким образом, треугольник собирается в пирамиду.  Возникает объём переживания как резервуар энергии для творчества.